В авиации только романтики

В авиации только романтики

Корреспондент «Литеры» Влада Мищенко выяснила, почему в авиации только романтики. Искать героя для нашей рубрики «Профессии» долго не пришлось. Отец Влады – Сергей Мищенко лётчик и командир вертолета МИ-8. В этом году Сергей отмечает юбилей – 30 лет в профессии. За это время он совершил более миллиона посадок и за его плечами свыше 14000 лётных часов.

Сергей Мищенко, командир вертолета МИ-8

Можно ли назвать вас «вертолётчиком»?

– Я не очень люблю, когда меня так называют, хоть и слышу это очень часто. И в малой, и в большой авиации работают только лётчики, без всяких «приставок».

Почему решили связать жизнь с авиацией?

– Мне было лет шесть, когда я решил стать лётчиком. Мой папа был пилотом вертолёта. Однажды, по семейным обстоятельствам ему пришлось взять меня с собой. Впервые поднявшись с ним в воздух, я увидел землю с высоты птичьего полета. Меня настолько это впечатлило, что достаточно было просто посмотреть в окошко, чтобы решить связать свою жизнь с авиацией. С тех пор я начал искать и ждать момента, когда смогу снова посмотреть на землю свысока.

Почему вы предпочли вертолёт?

– Из кабины вертолёта Земля выглядит гораздо красивее. Пилоты самолёта большую часть времени проводят на огромной высоте, иногда и в облаках. Высота их полета в среднем 10 километров. Мы же летаем на высоте 4 тысяч метров. При наличии кислородного оборудования можно подниматься выше 6 километров и можем наслаждаться этой чудесной прорисовкой пейзажей не только во время взлёта и посадки, но и на протяжение всего полёта.

Управлять вертолётом сложнее, чем самолётом?

– В большой авиации летают по эшелонам, а в малой ты выбираешь маршрут самостоятельно (это делает командир). Самолёты летают в основном по приборам, а вертолёты могут сочетать и автопилот, и полёты, когда всё зависит от рук командира. Еще большая ответственность ложится на командира вертолёта, когда необходимо принимать решение на посадку самому, в то время как пилоты самолёта слушают диспетчера, который решает за них. Более того, работа в большой авиации считается более ориентированной на крупные города, а значит, более привычна городскому жителю. Мы же летаем в основном на Крайнем Севере или в местах, где ведется добыча нефти и газа. Там и условия гораздо тяжелее.

В чём сложность работы в условиях Крайнего Севера? Случались ли там с вами экстремальные ситуации?

– Экстремальные ситуации случаются почти всегда – такая работа. Иногда из-за ошибок экипажа, иногда из-за стечения обстоятельств. От отказа техники никто не застрахован. Однажды у нас в вертолёте произошел отказ двигателя. Благо, их два, и воздушное судно позволяет произвести посадку с одним работающим двигателем. Это возможно, но очень сложно. Мы набрали высоту сто метров, вылетая из аэропорта, и уже в воздухе двигатель отказал.  Было принято решение совершить экстренную посадку в ЯНАО. Метеоусловия там невероятно тяжелые и еще они очень быстро меняются. Кроме того, очень сильные ветра провоцируют ухудшение видимости. Иногда происходит «сдвиг ветра» (резкое изменение направления и скорости ветра в зависимости от высоты), это очень опасно. Зимой мы почти не наблюдаем день – всё время «полярная ночь». Низкие температуры сказываются на работе вертолета, а техническому составу усложняют работу по подготовке судна к полёту. Чего уж говорить о вынужденной посадке в -30 градусов в тундре, где даже топить нечем и, попав туда, человек практически обречен на смерть от холода.

Вас не пугают эти ежедневные риски?

– Ничего не боятся только дураки. Риски есть всегда, нужно просто грамотно выкручиваться из экстремальных ситуаций и стараться их не допускать. С другой стороны, в малой авиации меня привлекает характерный только для неё определенный ряд работ, которые не всегда производятся в условиях Крайнего Севера. Например, работа с внешней подвеской и перевоз груза внутри фюзеляжа, доставка пассажиров в труднодоступные места, где самолёт приземлиться не сможет. Этот ряд дополняют пожаротушение и медпомощь.

Если бы стоял выбор: работать в экипаже или одному, что бы решили?

– Иногда случаются моменты, когда лучше я справился бы в одиночку. Бывает, попадаются своеобразные люди в экипаже, тогда хочется действовать одному. Но техника в вертолёте очень сложная, поэтому проще овладеть управлением втроём (командир, второй пилот, бортмеханик или бортинженер). Один следит за работой системы силовой установки, механизмов, контролирует техническую часть полёта. Второй пилот выполняет обязанности штурмана, а командир принимает решения и непосредственно управляет воздушным судном.

Почему авиацию называют профессией романтиков?

– Романтики очень интересные люди. Они наслаждаются путешествиями, любят созерцать красоту и жаждут найти любимое дело (профессию), чтобы заниматься им всю жизнь. Профессия пилота вертолёта непосредственно с этим связана, ведь это очень романтично, когда человек в течение дня может побывать сразу в нескольких городах, а может и странах, увидеть с высоты эти завораживающие земные красоты, пообщаться с разными людьми. Каждый полёт – это маленькое путешествие. Ты работаешь и получаешь от этого удовольствие. Например, иногда нам поручают обслуживать местное население Севера (привозить провиант, транспортировать пассажиров и т. д.). Это ненцы, которые пасут стада оленей, занимаются бытом. Увлекательно даже наблюдать за тем, как различается наш образ жизни. Часто мы летаем там, где не ступала нога человека. Это доступно не каждому, в этом есть своя романтика. От нас всегда зависит чья-то жизнь. Начиная от простой перевозки пассажиров, заканчивая санитарной авиацией, когда необходимо перевезти больного из труднодоступного места. Я спас много жизней, выполнив десятки таких перевозок. Мы тушим пожары, спасаем не только людей, но и природу, животных. Поэтому моя профессия не только интересна, но и важна.

После интервью Сергей признался, что на его взгляд, малой авиации в России почти не уделяют внимание, несмотря на сложность работы и ее необходимость. Во времена СССР устраивались целые парады в День Гражданской авиации, демонстрировался авиационный потенциал страны Советов, теперь же малая авиация отошла на второй план. Хотя пилоты вертолётов иногда и называют свою работу неблагодарной, они все равно продолжают трудиться на благо своей страны.

Влада Мищенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *