50 процентов зала, как жить?

В Москве в период второй волны пандемии Covid-19 Министерство культуры приняло ограничение по заполняемости зрительного зала всего в 25 процентов. Многим театрам нашей страны пришлось уйти на второй карантинный отпуск. Свердловскую область данное ограничение не коснулось, заполнение зала оставили в 50 процентов, с соблюдением всех предписанных мер безопасности. Как работает Свердловский государственный академический театр музыкальной комедии в период карантина, рассказала нам Мария Милова, пресс-секретарь театра.

В связи с неблагоприятной эпидемиологической ситуацией, какие правила посещения театра?

– Обязательное ношение маски, дезинфекция рук. У нас есть одноразовые маски для посетителей, также можно купить многоразовую маску. При входе обязательное измерение температуры перед тем, как зритель предъявит билет. Если нет температуры, то зритель проходит дальше. У нас стоят рециркуляторы: обрабатывается сцена, зрительный зал и помещения. Рассадка в зрительном зале шахматная, через место, наполняемость зала – 50 процентов новой и основной сцены. Что касается оркестра, то духовые инструменты, отгорожены специальными экранами. У ударных инструментов индивидуальные палочки, то есть они не передаются. В фойе театра идут ролики-напоминания о социальной дистанции. Весь персонал театра обслуживает в перчатках и масках. Единственное исключение – это актеры, так как они поют.

С какими сложностями столкнулись в театре, когда объявили карантинный режим в стране?

– У нас 19 марта должна была состояться премьера спектакля «Храни меня любимая», приуроченная к 75 годовщине Победы, а 18 марта нас закрыли. Мы не думали, что нас закроют так надолго, и в течение шести месяцев декорации премьерного спектакля так и продолжали стоять на сцене. Мы премьеру смогли сыграть только 16 сентября. Очень много проектов мы не смогли реализовать: «Конкурс молодых артистов оперетты и мюзикла им. В. А. Курочкина», поездка в Париж с мюзиклом «Екатерина Великая», нам всем пришлось уйти на дистант. Если, допустим, ты бухгалтер либо юрист, то ты можешь работать удаленно, но, если ты артист?!.. Теряется форма, потому что вокалистам нужно всегда находиться в вокальном тренаже. Если вокалистам дома еще можно петь, то на духовых инструментах дома заниматься очень сложно. То же самое касается и артистов балета. Самое проблематичное было, что мы жили сегодняшним днем, мы не могли строить никаких планов. Мы построим планы, приходит указание о продление карантина. И в конце июля, когда театру разрешили работать, мы тут же организовали проект под открытым небом «Театр на парковке». Мы проводили концерт на открытом воздухе, у нас была рассадка на улице с соблюдением всех норм. Конечно, приходится изменять график спектаклей, премьер, это все мы сдвигаем. Но главное, что нам разрешают работать.

Повлиял ли карантин на стоимость билетов?                                              

– Цены остались прежними. Мы не подняли и не снизили их.

Не отказываются ли актеры работать в такое непростое время?

– Нет, мы просидели на карантине полгода, надеясь, что выйдем на работу. Когда нам все-таки разрешили работать, а 65+ нет, они так страдали, и когда по особому разрешению они всё-таки приходили на работу в масках, перчатках и вот так они работали репетицию, это очень тяжело, но это была возможность для актера работать. Актер, который не работает, теряет свою квалификацию, теряет азарт.

Как повлияло на работу театра заполнение зала в половину меньше?

– Наш учредитель, Министерство культуры, нас поддерживает. Мы всегда к ним можем обратиться с какими-то вопросами. Что касается финансов, конечно, их стало меньше по понятным причинам.

Как проходят репетиции и общая работа в театре в связи с карантином?

– Сначала все репетиционные залы проветриваются, дезинфицируются, многие в масках, сейчас уже те, кто работает в одной организации, могут не носить маску, так как уже обменялись своими вирусами, а многие переболели. К примеру, у нас в буфет нельзя зайти, если ты не обработал руки. Если раньше мы могли сидеть по 2 – 3 человека и разговаривать, то теперь строго по одному.

У всех сотрудников есть карты-чипы. Прежде чем зайти в театр, мы проходим через тепловизор, и если на мне не будет надета маска, то меня просто не пропустят в театр.

Не боится ли зритель приходить на большие спектакли? К примеру, на «Екатерину Великую», где задействована почти вся труппа театра…

– Зритель в принципе побаивается еще ходить в театр. Нам бы хотелось, чтобы приходило зрителей побольше. В декабре всегда переполнены залы, сейчас у нас такого нет даже с 50-процентной заполняемостью. Актеры же находятся на сцене, зрители не общаются с ними, они сидят от сцены на расстоянии 20 метров. Оркестровая яма разделяет зрителя от сцены, и здесь нет никакой опасности.

Сейчас у нас начнутся новогодние сказки, но в этом году не будет хоровода с Дедом Морозом и Снегурочкой. А вечером – новогодний плейлист для взрослых за столиками, и тут тоже соблюдение дистанции между столами 3-5 метров. Самое важное – дать понять зрителю, что у нас безопасно, что беспокоиться не о чем.

 

Беседовал Егор Мусалимов

Видеоролики предоставлены пресс-службой Свердловского государственного академического театра музыкальной комедии

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.